Касабланка. Самое главное.

Яндекс.Погода
Дар-эль-Бейда, или Каза.

Для тех, кто видел фильм ''Касабланка''...

Касабланка для меня началась с одноименного фильма Майкла Кертица. Хамфри Богарт и Ингрид Бергман разыгрывали холодный роман в жаркой стране. Два «Оскара» – за режиссуру и сценарий сделали историю еще популярнее. А город, давший название фильму, стал черно-белым символом романтики на долгие годы. И это несмотря на то, что ни один кадр фильма не был снят в самой Касабланке.
Впрочем, как я потом выяснил, подобный имидж у Касабланки был еще задолго до выхода фильма. Европейцы долгое время использовали этот портовый город для собственных увеселений отнюдь не пуританского толка. Использовали также, как американцы – Гавану. Там можно попить, поесть, покутить, потратить накопленные сбережения, а на сдачу купить за несколько монет красивую смуглую барышню, и вернуться домой, к тихой работе.
Вот с такой начальной информацией я и прибыл во второй по величине город Африки (после Каира).
Конечно, после формального ухода французов, многое изменилось, но в Касабланке, как пожалуй нигде в Марокко, люди по-прежнему более раскрепощены. Женщины спокойно ходят без хиджабов, мужчины – в джинсах, взгляды не прячут, да и этими самыми взглядами не осуждают неверных иностранцев. Короче – обычный мегаполис. Космополитичный и до крайности практичный.
С причиной, по которой из всех городов Марокко, я выбрал для проживания именно Касабланку, Вы можете ознакомится в разделе «Марокко/Самое главное/Страна заходящего Солнца…», с увиденными мною достопримечательностями и фотографиями города – в разделе «Марокко/Касабланка/Достопримечательности», а туристическую карту города я поместил сюда.
Я же задержу Ваше внимание личными впечатлениями еще ненадолго. Несколько выводов, которые я сделал относительно увиденного.
Во-первых, это самый шумный город Марокко. Во-вторых – большой. Не только по размерам и численности населения, но и по ритму жизни, по количеству всего. Так же, как и в Москве, средняя скорость пешеходов в Касабланке выше, чем в других городах. Так же, как и в Москве – больше магазинов, ресторанов, банков и пр. и пр.
В-третьих – это, все же, провинциальный город. В нем есть большие островки, где люди живут по старинке. Ловят рыбу, торгуют на базаре, сидят в уличных кафе. И все это может быть у порога высоченного офисного здания. В Москве такого уже не найдешь. Не найдешь в Москве и лошадей, ослов, велосипедов и мопедов на улицах. А в Касабланке их – хоть отбавляй. Зато только в Касабланке они могут помешать проезду нового «Мерседеса» или «Ауди». В Касабланке пестрый гадальщик может сидеть у бутика «Версачи», а чистильщик ботинок может обслуживать клиента, пока тот пьет кофе в ресторане. Причем стоит чашка кофе столько, сколько чистильщик зарабатывает за день. Касабланка – город контрастов.
Здесь на океанском пляже надоедливый попрошайка может долго приставать к отдыхающим серфенгистам, а потом мирно беседовать с охранником, призванным хранить покой туристов.
Здесь у Вас могут попытаться что-нибудь стащить, но зато всегда пропустят при переходе дороги.
Здесь горожане всегда готовы помочь (порой – бескорыстно) Вам найти нужное направление, а таксисты могу завезти невесть куда, ссылаясь на языковой барьер.
Здесь всегда тепло, воздух всегда пропитан морской солью, ароматами жаренной рыбы, свежей зелени и гниющего мусора. Здесь стайки мальчишек, позабыв обо всем, играют в футбол, но при виде иностранца не преминут попросить у него дирам, а не получив оный, спокойно продолжат свою игру, не ругаясь в спину, как в других городах.
Здесь хорошо и спокойно, путано и нервно одновременно. Здесь – центр Магриба. Здесь – белые дома.
P.S. Небольшой экскурс в историю города (для интересующихся).
Началось все в VII-VIII веках, когда на этом месте процветал небольшой берберский городок Анфа, столица берберского государства Бергоуата. Жители Анфы торговали с Италией, Испанией и Португалией, да и пиратством не брезговали.
В середине XV века разгул пиратства у берегов Марокко достиг таких масштабов, что португальцы, больше других страдавшие от нападений на море, решили навсегда покончить с этим явлением. В 1468 году они направили в Анфу карательную экспедицию из 50 кораблей и 10000 солдат. Город был взят штурмом и сожжен дотла. Впрочем, он вскоре возродился из пепла и все началось заново. Новая португальская экспедиция 1515 года должна была поставить точку в истории Анфы. Но, на этот раз, удобная бухта приглянулась португальцам, и они построили здесь свою крепость (в районе современного порта). Форт и город они назвали "Каза Бранка", то есть "белый дом" - поскольку в центре города стояло белоснежное здание, служившее кораблям ориентиром.
В 1755 году так называемое «лиссабонское» землетрясение разрушило многие города по обе стороны Гибралтара, в том числе - и Каза Бранку. Португальцам больше негде было прятаться от набегов арабов и они покинули побережье.
Войска султана Мухамеда-бен-Абдалаха быстро заняли местность, однако португальское название города им пришлось по душе и они его оставили. Правда, перевели на родной арабский - Дар-эль-Бейда.
Арабы, еще не утратившие связей с Андалузией, а через нее и со всей Испанией, охотно принимали испанских купцов. Выговорить арабское название города европейцам достаточно трудно, и испанцы еще раз перевели его, на этот раз – на свой язык. Получилась «Каса-бланка». «Белый дом». Под этим именем город и вошел в историю. И даже арабы нынче почти забыли про Дар-эль-Бейда и называют его просто «Каза». Это сокращение прочно вошло в обиход, как «L.A.» для Лос-Анджелеса, «N.Y.» – для Нью-Йорка, «Фриско» – для Сан-Франциско или «Питер» для сами знаете чего.
Впрочем, вернемся к истории. Борьба за Северную Африку между Испанией, Португалией и Францией закончилась практически полной победой последней. Для укрепления отношений с колониями были установлены регулярные морские рейсы между Касабланкой и Марселем. А в 1906-м французы начали перестройку гавани Касабланки. Впрочем, не все были довольны новыми порядками - 30 июля 1906 года в городе вспыхнуло восстание местного населения. В порту были убиты 9 рабочих, французское консульство взято в осаду. Правительство Франции направило в город военную экспедицию, в результате Касабланка была полностью оккупирована. В 1912-м году французский маршал Лиотей был назначен генерал-резидентом Касабланки. Это был серебряный век города. Было закончено строительство одной из самых больших в мире рукотворных гаваней (пирс длиной 3 километра 180 метров), город стал превращаться в главный экономический центр Марокко, появлялись здания в стиле домиков французской ривьеры (некоторые сохранились и до наших дней), было решено устроить Новую медину, дабы спасти город от коллапса. Широкими бульварами и авеню, подобным тем, что были созданы в Касабланке, могли похвастаться разве что Алжир и Тунис.
Такой лакомый кусочек по-прежнему не давал покоя другим Европейским странам, впрочем они на некоторое время отвлеклись на Вторую мировую войну.
Но эта война не обошла и Касабланку стороной. Именно здесь, в 1943-м году прошла знаменитая «Касабланкская конференция», на которой президент США Франклин Рузвельт, премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль и руководитель национального комитета по освобождению Франции Шарль де Голль обсуждали планы военных операций союзников против Германии на 1943 год. Именно в ходе этой конференции было решено после освобождения Африки от фашистов высадить союзные войска на Сицилии и отложить открытие 2-го фронта – мол Советский Союз и так неплохо справляется...
После провозглашения Марокко независимости в 1956 году Касабланка, благодаря своей известности у моряков, банкиров, торговцев всего мира, спокойно пережила арабизацию-исламизацию и стала одним из тех немногих мостиков, которые связывают Запад и Восток.
Сегодня в городе, занимающем обширную площадь, проживает более 4 миллионов человек, а сколько сюда приезжает туристов одному консулу Касабланки по туризму известно… Может быть, он и Вас посчитает, как знать?..
P.P.S. Закончу, пожалуй, тем, с чего начал – кино.
«В детстве я часто сидел на улицах родной Касабланки – очень любил наблюдать за людьми. И уж конечно, тогда я абсолютно, ни в коей мере, не чувствовал себя французом. Я был обыкновенным марокканским мальчишкой». Это слова самого известного ныне в мире марокканца. Самого известного уроженца Касабланки. И при всем при этом - человека, ставшего для миллионов людей во всем мире олицетворением настоящего Француза. И просто очень хорошего актера. Жана Рено.



Обсудить на форуме

На главную страницу





География посетителей